Вождь вождю враг

Экономист Олег Шендерюк — о том, кто с кем воюет в Ливии и кто виноват в том, что эта страна охвачена гражданской войной. Исламские радикалы в Ливии взяли под контроль аэропорт Триполи, ознаменовав тем самым окончательный переход столицы под свой контроль.

Августовской эскалации предшествовали июльские выборы в ливийский национальный конгресс, на которых исламисты потерпели внушительное поражение. Из 188 мест исламистские кандидаты получили лишь 30. Впрочем, явка на выборах составила всего 18%, что говорит скорее о слабом энтузиазме самих ливийцев, нежели об их желании вернуться к более светскому государству, а тем более к диктатуре времен Каддафи.

Еще до этого, в мае, бывший соратник Каддафи генерал Халифа Хафтар объявил о начале операции «Достоинство Ливии», целью которой является  полное уничтожение всех террористических групп, дестабилизирующих страну. Тем не менее исламисты не стали дожидаться контрреволюции по египетскому сценарию и перешли в наступление.

Почему произошедшая при военной поддержке НАТО революция в Ливии за 3 года привела к фактической фрагментации страны по сомалийскому образцу?

Немного углубимся в историю: полковник Муамар Каддафи за свое долголетнее правление отметился поддержкой революционных левых движений по всему миру от Колумбии до Палестины. Поставки оружия, купленного на доходы от нефти, по всему миру и одновременное усиление ливийской армии превратило Ливию в мировой оружейный склад с развитой портовой инфраструктурой.

К 2011 году в самой Ливии Каддафи успел надоесть набиравшим в регионе исламистам и вождям многочисленных ливийских племен, так и частям ливийской армии. В большей степени благодаря бомбардировкам НАТО и финансовой поддержке стран Залива различного рода исламистам и прочим парамилитарес разных племен удалось свергнуть прочно сидевшего диктатора. На этом общие цели различных и разноплеменных вооруженных ливийских групп закончились.

И вот так к концу 2011 года все эти действующие лица оказались в стране с большим количеством оружейных складов, портами, а главное, нефтью.

Тогда в стране была сильная эйфория после избавления от диктатуры Каддафи. Вся сборная солянка «бригад» пользовалась поддержкой населения, к тому же новое правительство Ливии начало выдавать большинству революционеров зарплату. Так что первое время «бригадиры», как исламистские, так и умеренные, ограничивались локальным уничтожением друг друга и бывших сторонников режима Каддафи.

Со временем стало очевидно, что временное правительство, а затем и избранный Национальный конгресс не способны контролировать ситуацию в стране. Начались столкновения с формировавшейся армией и полицией.

К маю 2014 года оптимизм угас вместе с доверием к исламистским бригадирам и их политическим представителям, а на востоке Ливии вышел из тени упомянутый генерал Хафтар.

Об этом человеке известно, что в 1964 году он поступил в Королевскую военную академию в Бенгази, где и познакомился с Каддафи. Оба были приверженцами пан-арабских взглядов египетского диктатора Насера. В революцию 1969 года Хафтар поддержал Каддафи, но его вклад в ее победу был незначительным. В 1977–1978 годах, а также в 1983 году Хафтар проходил обучение в военных академиях в СССР. Во время войны с Чадом после серии неудачных решений попал в плен.

Каддафи тогда отказался признать участие ливийской армии и объявил пленных бандитами. Это отречение произвело значимый эффект на Хафтара, который в апреле 1987 года призвал ливийцев начать борьбу против диктатуры Каддафи. При содействии ЦРУ Хафтар развернул на территории Чада лагерь подготовки антиправительственных сил вплоть до 1990 года, когда из-за переворота в самом Чаде Хафтар и его сторонники вынуждены были бежать в США, где генерал пребывал в забвении до 2011 года.

А потом началась новая революция. Опальный генерал сразу вернулся в Ливию. Несмотря на военные успехи и проявленную в боях с Каддафи храбрость, новые ливийские че-гевары относились к бывшему подчиненному Муамара с большим недоверием. В ноябре 2011 года 150 ливийских офицеров избрали Хафтара своим командиром, но Национальный переходный совет Ливии, новая власть, отказалась его признать.

Новая власть обделила генерала почестями и властью, что и подтолкнуло его в оппозицию. Ранее сотрудничавший  с исламистами Хафтар начал готовиться к вооруженному противостоянию с ними. Собрав за 2 года боеспособное войско из бывших военных Каддафи и племенных бригад, в мае 2014 года Хафтар объявил о начале операции «Достоинство», заручился поддержкой Египта и ОАЭ, а также приказал их идеологических противникам, гражданам Катара и Турции, покинуть страну. С тех пор Ливия полыхнула по полной.

Разделение на исламистов и умеренных, за которое ухватились медиа, не является совсем верным, утверждает  один из немногих экспертов по Ливии из New America Foundation Барак Барфи. Противниками умеренного генерала Хафтара является вполне умеренная «Бригада 17 февраля» и другие весьма нерадикальные бригады, напрямую работающие на правительство. Более правильным будет деление на выигравших и проигравших от новой власти, установившейся в стране после падения Каддафи.

Кроме того, важным является противостояние самых организованных групп со времен революции 2011 года: бригад города Мисрата и бригад города Зинтан.

Оба города расположены на самом западе Ливии. Пути этих бригад разошлись после революции. В последнее время бригады Зинтана решили поддержать генерала Хафтара.  Их объединила неприязнь к Катару, основному спонсору различных исламистских группировок в стране, которые сражались с Зинтаном за сферы влияния. Именно зинтанские бригады до последнего вели оборону трипольского аэропорта от бригад Мисраты.

Итак, в обобщенном виде расклад сил выгляди так.

Запад страны контролируют бригады Мисраты и их союзники из различных племенных бригад.  Им на западе сейчас не очень успешно противостоят бригады Зинтана, а также бригады племен Варфалла и Варшефалла, которые потеряли свое влияние в стране после свержения Каддафи.

На востоке против генерала Хафтара и собранных им сил борются «Бригада 17 февраля», а также «Ансар аль-Шариа», радикальная исламистская группировка, ответственная за атаку на американское посольство в 2012 году.

Влияние официальных ливийских властей с 2012 года не распространяется за пределы Триполи, а сейчас этого влияние нет и в столице. Еще со времен революции под автономным контролем мисратских бригад находился порт Мисраты. Сейчас под их контролем находится еще и Триполи с его авиа- и морской инфраструктурой.

Скорее всего, Хафтару удастся взять под контроль и Бенгази, и всю Восточную Ливию. Благо на его стороне сейчас Египет и ОАЭ, традиционно противостоящие Катару, который поддерживает исламистов. В битве за трипольский аэропорт с египетских платформ мисратские бригады бомбили эмиратские самолеты. США выступили с осуждением акта, заявив, что иностранное вмешательство не поможет навести порядок в Ливии. Учитывая события революции 2011 года, американская позиция довольно иронична, ну или лицемерна, кому как нравится.

Что будет в Ливии дальше?

В западных медиа фигурирует мнение, что страну от распада на две и более части мог бы спасти какой-то новый конгресс, включающий все действующие силы, при условии тотального разоружения.  Однако сложно представить себе вариант, при котором группировки смогли бы отказаться от оружия и сфер влияния ради условного «ливийского будущего».

Маловероятен и египетский сценарий с приходом к власти военной хунты, так как ни ливийская армия, ни генерал Хафтар не обладают достаточными ресурсами, чтобы победить в межгрупповых разборках на всей территории страны. Разве что в пользу Хафтара говорит тот факт, что нефтяные поля расположены как раз на востоке страны и в борьбе за этот ресурс его шансы выглядят предпочтительнее.

Скорее всего, Ливия превратится в своего рода новое Сомали с происламистским Западом, более умеренным Востоком и переходящим из рук в руки племенных бригад пустынным Югом.

Кого винить в том, что в Ливии всё сложилось так грустно? Директор Института современных исследований Ближнего  Востока, Северной Африки и Центральной Азии Принстонского университета Бернард Хайкель считает, что нерешаемые ливийские проблемы — наследие Каддафи, который, создав режим личной власти, оставил страну без политических институтов.  Революционеры пришедшие ему на смену, не смогли эти институты создать.

Естественно, вина лежит и на западных странах, поддержавших интервенцию в 2011 году. По мнению политолога Нью-Йоркского университета Адама Реми, западные страны прогадали, предположив, что в Ливии придут к власти либеральные демократы. Барак Барфи же считает, что основная ошибка Запада состояла в том, что он оставил Ливию на произвол судьбы после свержения Каддафи,  а не помог ливийцам строить  политические институты. Ливия стала еще одной жертвой отсутствия долгосрочной стратегии Запада по Ближнему Востоку: надо было либо идти до конца и не только рушить старый режим, но и воздвигать новую страну, либо вообще воздержаться от действий.

Сложно с уверенностью утверждать, что ливийцы проиграли от свержения не совсем ментально здорового диктатора, однако мир в целом стал намного опаснее с превращением одной из самых больших стран Африки в большую фавелу.

Оставить Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.