Необязательная злоба дня

В бывшем кинотеатре «Ударник» открылась выставка номинантов восьмой Премии Кандинского — сборник прекрасных во всех отношениях проектов, которые, будучи вывалены на зрителя все вместе, практически ничего не сообщают ни о современности, ни об искусстве.

Лабиринт, в котором живая мышь бегает от собственных виртуальных проекций — не выбранных в реальности путей. Танцующие механические шары, взаимодействующие так же, как небесные тела, и напоминающие авангардистские киноопыты Мана Рэя. Переложенные на язык электросхем стихотворения Пушкина, Хармса и Хлебникова. Екатеринбургская группа «Куда бегут собаки», попавшая в лонг-лист сразу с тремя проектами, сама того не ведая, оказалась наиболее симптоматичным номинантом нынешней Премии Кандинского.

Всего в длинный список премии — одного из двух главных российских конкурсов в области современного искусства, который организует меценат и коллекционер Шалва Бреус и его культурный фонд Breus Foundation, — попали 35 проектов. Восемнадцать участников претендуют на приз в категории «Проект года», двенадцать борются за звание лучшего молодого художника и еще пять столкнутся в новой номинации «Научная работа. История и теория современного искусства».

Большая часть из них — вдумчивое и многослойное искусство, провалившееся в интеллектуальный или метафизический вакуум.

При этом за приз в номинации «Проект года» весьма условно взрослые художники соревнуются с авторами — однокурсниками «родченковцев» из категории «Молодой художник». Выпускница этого года Лилия Ли-ми-ян, например, угодила в «старшую группу» с дипломной работой «Masters/Servants» — фотоальбомом снимков работодателей с прислугой в буржуазных интерьерах. Но стрит-артист Тимофей Радя и тридцатилетний живописец Владимир Потапов с картинами о терактах в Волгограде, которые написаны черным пигментом по масляным контурам на стекле, — попали в «младшую».

Зато вообще нет никаких Юрия Альберта с Екатериной Деготь и Дмитрия Гутова, которые боролись в прошлом году за «Инновацию» и которых не потеснить, не объехать.

Появлением номинации «Научная работа» премия сформулировала претензии на вдумчивое осмысление современного искусства, право казнить и миловать не только призовым рублем. Призом в новой номинации «Научная работа. История и теория современного искусства», которая отчасти дублирует категорию «Теория, критика, искусствознание» конкурса «Инновация», станет издание научной работы на русском или английском языке. На него претендуют Ольга Шишко и Людмила Бредихина, которые уже были номинированы на «Инновацию» со сборником «Мифология медиа», Виктор Мизиано с «Пятью лекциями о кураторстве», исследующий левый авангард Игорь Чубаров, Михаил Ямпольский с эссе о Грише Брускине, а также Виктория Марченкова и ее труд «Особенности языка нарративного видеоарта России и Китая».

Такое академическое утяжеление, правда, привело к тому, что злоба дня если не ушла из представленных на выставке работ, то стала необязательной.

Диана Мачулина. «Тело труда»

На один из немногих медийных жестов — проржавевшие и осыпанные пятитысячными бумажками олимпийские кольца Тимофея Ради (акция проходила в Сочи) — пришлась масса медитативных.

А единственным радикалом, по иронии судьбы, оказался Пепперштейн с инфантильно-кислотными русскими мифами из серии «Святая политика».

Вероятно, представленное на выставке искусство станет начинкой для будущего музея, который, как обещают, откроется в «Ударнике» в 2016 году — однако вопросом, как к нему относиться, премия почему-то не задается. В начале октября оргкомитет награды объявит короткий список, а 11 декабря — победителей.

Оставить Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.