Стихия: вода

Познать рафтинг и где в России лучше всего сплавляться

Фото: Интерпресс / PhotoXPress.ru

В России рафтингом стали заниматься не так давно — с 1990‑х годов, но он очень быстро набрал популярность среди любителей экстрима даже без особой рекламы. Именно рафтингом, а не сплавом по различным рекам. Сегодня наиболее известны горные реки Алтая, Карелии и Кавказа, но есть интересные маршруты и по другим районам страны. На Кольском полуострове, в Якутии, Восточной Сибири, на Дальнем Востоке.

Прежде всего определимся в понятиях: рафтинг — это сплав на надувных бескаркасных судах (рафтах) по горным рекам с мощным течением, с порогами, подводными камнями и другими препятствиями.

«Если кто-то будет грести в полсилы, потопит всю команду, — строго предупредил нас инструктор Женя перед заходом в порог. — Можем перевернуться. Тогда главное — не отпускайте рафт». Мы переглянулись. По глазам было понятно, что из команды в шесть человек половина не знали, как именно и с какой силой нужно грести. Меня охватила паника — что делать? Зачем я вообще сюда приехала? Мысли прервали шквал ледяной воды, окатившей лодку, и истошные крики Жени: «Все, гребем!».

Мы зашли в порог Ильгумень с бурлящими воронками, гигантскими валунами и острыми скалами. Я зажмурилась и начала грести, как могла, глотая воду и пытаясь удержаться на взбесившемся рафте. Открыв глаза через пару секунд, я увидела совсем другую Катунь — спокойную и бирюзовую, как на открытках, а Ильгумень уже беззлобно шумел позади. «Порог пройден, весла наверх!»  — скомандовал Женя и с криком «Ура-а!» мы скрестили мокрые весла над головами.

Проверка на прочность

Пятнадцать лет катаясь на горных лыжах и занимаясь другими активными видами спорта, я почему-то не причисляла к ним рафтинг. Оказалось, что зря. Этот кайф мало с чем может сравниться, и, попробовав раз, или влюбляешься навсегда, или забываешь, как страшный сон.

Мой первый сплав был на Алтае, на маршруте по «средней» Катуни, куда берут без специальной подготовки. Но кое-какая подготовка все же потребовалась. Добраться до места начала сплава — само по себе уже испытание. Дорога от базы, затерявшейся где-то вблизи горно-алтайского озера Манжерок, заняла не меньше трех часов. Свернув со знаменитого Чуйского тракта, проложенного по старой караванной дороге до Монголии, автобус, громыхая, покатил по разбитым степным ухабам. Через полчаса начало трясти сильнее — мы въезжали в горы. Встающие из предрассветного тумана пейзажи захватывали дух, и мы не могли оторвать глаз от окон. Наконец, стоянка на берегу Катуни, где нас уже поджидала команда инструкторов, которые деловито возились с рафтами, привязанными у реки.

С собой все только самое необходимое, как сказали на базе. Пара спортивных маек и брюк, обувь и гидрокостюмы. Ничего лишнего, чтобы все поместилось в «драйбек» — серый непромокаемый мешок, который привязывается к рафту как балласт. Мы погрузились и переплыли на небольшой островок, где нас встречали в лучших традициях советского туризма — гречкой с тушенкой, сваренной в полевой кухне. Уставшие и голодные, мы быстро поставили палатки и набросились на еду. Не обошлось, конечно, и без традиционной стопки у костра. За знакомство!

Я оглядела нашу компанию и немного успокоилась: на десять туристов — пять опытных инструкторов. Безопасность здесь прежде всего, каждый местный мальчишка может рассказать вам с десяток страшных историй о неудачливых сплавщиках…

Бирюзовый адреналин

С утра началось то, ради чего мы преодолели длинный путь из Москвы. Нас вертело и кидало на порогах, выбрасывало то на валуны, то на тихую воду. «Греби!» — кричал Женя, и мы гребли что есть сил. «Табань», — снова командовал он, и мы, дружно опустив весла в воду, разворачивали лодку. Я старалась изо всех сил делать, что говорит инструктор. Особенно в порогах. Но новичку сложно сразу запомнить особые словечки, и я боюсь перепутать команды. «Ход» — движение вперед, «зацеп» — гребок перпендикулярно оси рафта. Когда командуют «суши» — весла кладут на колени и команда отдыхает. Это один из самых замечательных моментов сплава: лодки медленно идут по воде, тихонько разворачиваясь в разные стороны, а вокруг — великолепные алтайские виды. «Хоббита надо было здесь снимать», — мечтательно говорит кто-то из команды. Действительно, Горный Алтай похож на Новую Зеландию, а иногда из-за пасторальных видов его сравнивают со Швейцарией или Шотландией.

И вдруг опять: «Все, гребем!», а потом — опять несколько минут спокойного хода… И так пять-семь часов подряд, пока не доходим до места новой ночевки. Мокрые с головы до ног выпрыгиваем из лодки, выгружаем «драйбеки», пытаясь отыскать среди одинаковых мешков свой. Снять прилипший к телу гидрокостюм — маленький подвиг. Кажется, что снять его можно только с кожей. «С опытом проще будет», — подбадривают аксакалы. Мужчины быстро ставят палатки, девушка-поварешка готовит в котелке незатейливый ужин, мы помогаем. Вечереет, и все постепенно собираются у костра, кто-то затягивает Визбора и Окуджаву.

Назавтра нам предстоит преодолеть несколько порогов, самый опасный из которых — Шабаш. Его название говорит само за себя. «Адреналин вам гарантирован», — обещает Виктор Сухов, который больше 20 лет водит рафты по Катуни и считается одним из лучших инструкторов на Алтае. Пороги — то есть участки реки с большим перепадом уровня воды — делятся на шесть категорий по Международной классификации сложности препятствий. Чем больше на реке порогов, валов («стоячих» волн) и «бочек» (участков с обратным течением) — тем больше опасности перевернуться, тем сложнее движение рафта, а значит — экстремальнее сплав.

Есть серьезные речки с порогами пятой и шестой категорий. И сюда новичкам нельзя. Тем, кому требуется адреналин в больших количествах, предлагаются специальные туры, но на участие в подобных приключениях, как правило, решаются путешественники, имеющие в личном зачете не один спуск по бурным рекам, а инструкторами выступают опытные спортсмены. А есть маршруты, которые рекомендуют начинающим и не требуют от них никаких специальных навыков, поскольку категории препятствий не настолько высокие, такие, как, например, средняя Катунь, где мы идем. Но, конечно, на рафтинге никогда нельзя исключать вероятность экстремальной ситуации. Мы идем спать, размышляя, осилим ли предстоящий семичасовой переход и обещанный Шабаш, который, как оказалось, относится к IV категории сложности.

Шабаш, Пни и другие опасности

И снова утро, и снова по рафтам, надев спасжилеты и шлемы… Через несколько часов пройден Шабаш, впереди — сложнейшие пороги «Тельдектень I и II», в народе называемые проще — Пни. Это глубокая трещина в отвесных скалах почти семьдесят метров глубиной. Прорвавшись через узкий горный коридор, Катунь со всей силы несется в каньон, грозя проглотить беспомощно крутящиеся на волнах рафты.

Мы гребли уже седьмой час, напрягаясь из последних сил. К вечеру начался проливной дождь, который, правда, мы, промокшие до нитки после прохождения порогов, особо даже и не замечали. Боевой дух команды явно падал, а место ночлега все не показывалось… Как вдруг мы увидели небольшой сруб с дымящейся трубой, а рядом — человек. «Это Алтаец, — деловито сообщил Женя, подгребая к берегу. — У него можно заказать баню». Протопленная, горячая баня, вместо купели — вода Катуни, в которую можно окунуться лишь держась за руки — иначе унесет… Такого счастья я давно не испытывала!..

Утром, посмотрев Петроглифы, начерченные первобытными людьми на местных горах, и загадав желание, мы немного погуляли по чудом сохранившемуся кусочку древнего «шелкового пути» и отправились дальше. По реке мы постепенно приближались к цивилизации, километров сорок оставалось до ближайшего села Чемала, где-то за ним — Бийск, знаменитые курорты Белокурихи. Но все это — по карте, а вокруг нас по-прежнему только горы и сосны. Русло реки сужается до 20–30 метров, и мы с опаской смотрим на обступившие скалы. Нас ждут еще два порога — Каянча и Аяла. К вечеру причаливаем к берегу — нам предстоит последняя ночевка, и становится немного грустно. «Не последняя, а «крайняя», — поправляет Виктор. Те, кто занимается экстримом, никогда не говорят этого слова.

Мы еще вернемся!

«Ба-боч-ку! Ба-бочку!» — закричали нам с берега. Мы посмотрели наверх и увидели небольшую компанию, приветственно размахивающую руками. Это были первые люди, которых мы встретили за неделю путешествия. Ну кроме Алтайца. «Левый — греби, правый — табань!» — скомандовал Женя, и наш рафт закружился посреди реки под аплодисменты с берега.

Через пару часов мы причалили на место, где оканчивался маршрут. Нас ждал автобус, который должен был везти часть группы на базу, другую часть — продолжать путешествие дальше, на конный поход.

Пора было прощаться… и я, неожиданно для себя, расплакалась… Жалко было расставаться с нашей командой. Люди, с которыми мы познакомились всего несколько дней назад, уже казались родными и давно знакомыми. Наверное, не зря говорят, что Алтай — место особенное, таинственное. «Здесь знакомишься с собой настоящим», — размышляем мы с Лизой уже в автобусе.

За четыре дня сплава мы прошли 160 километров, побывали в самых красивых местах Горного Алтая, мерзли, загорали (кстати, алтайский загар держится по 3–4 месяца, испытано на себе), десятки раз рисковали… Зачем люди ходят на рафт, обоснован ли этот риск? Наверное, теперь я могу ответить на эти вопросы. Ходят, чтобы проверить себя в экстремальных условиях, чтобы узнать быстроту реакции и научиться мгновенно принимать решения. Ходят, чтобы потом долго вспоминать эти вечера у костра, как одни из лучших моментов жизни.

Рафтинг в России

Рафтингом занимаются тысячи людей по всему миру — от обычных любителей и спортсменов до коронованных особ, таких как принц Гарри. Сплавляться едут на Белый Нил в Уганду, на Кёпрю и Даламан — в Турцию, водят рафты по Гангу и Алеканде в Индии. Главное условие — достаточная скорость реки и интересные пороги. Но любой поклонник рафтинга мечтает побывать в России — на Чуе, Башкаусе, Чулышмане — опытным сплавщикам эти названия о многом говорят.

Рафтинг у нас стал популярным не так давно, в 1990-х. «Тогда в России почти не было снаряжения и не знали, что такое сплавляться профессионально», — вспоминает инструктор по рафтингу Виктор Сухов. Постепенно появились турагентства, которые специализировались на водном туризме, стали закупать оборудование. В первую очередь — рафты, которые привозили из-за границы. Со временем Россия стала занимать не последнее место в Международной ассоциации рафтинга. На горных реках Алтая и Кавказа стали проводиться международные чемпионаты по рафтингу, а наши спортсмены начали брать первые места в мировых первенствах. Рафтинг в России может быть самым разнообразным: от буйных алтайских до спокойных карельских речек. Один из самых популярных водных маршрутов в Карелии, в котором могут участвовать даже дети, — сплав по Шуе. Река проходит по густонаселенным местам, течет в высоких берегах, покрытых сосновыми борами, изобилует пляжами, а пороги — не выше второй категории. Правда, и в Карелии можно подобрать сложный маршрут по рекам Суна, Чирка-Кемь, Охта и многим другим. Еще один маршрут на северо-западе России — сплав по реке Умба в Мурманской области, которая впадает в Белое море.

Самый популярный маршрут на Кавказе проходит по реке Мзымта, которая впадает в Черное море. Сначала маршрут спокойный, сложности начинаются от Краснополянской ГЭС: на этом участке река оправдывает свое название — Бешеная. Опытным туристам наверняка придется по душе сплав по реке Белой в Адыгее. Уральские реки — Юрюзань, Чусовая — привлекают быстрыми перекатами, величественными скалами, прозрачными плесами, таинственными гротами и пещерами. Есть рафтинг и в Восточной Сибири благодаря обилию горных рек Восточного Саяна — Хара-Мурин, Ока Саянская, Иркут. Рафтинг-туры, кстати, еще и неплохая возможность разнообразить программу пребывания на озере Байкал. Опытные сплавщики любят ездить в Якутию — сплавляются по Лене, Индигирке, Колыме.

Есть сплавы с экстремальной «заброской» — на вертолете. На Камчатке, в Приморском и Хабаровском краях. От места сплава до ближайшего жилья — больше тысячи километров… На Камчатке большинство сплавов организуются ради рыбалки, а рафтинг в Приморье подходит только для подготовленных туристов, пороги здесь в основном пятой категории. Особенно на реке Кема.

На Алтае же самыми сложными сплавами считаются путешествия по правому притоку Катуни — Чуе. На ней пороги от третьей до пятой категории. Особенно поражает туристов порог «Горизонт»: река, зажатая между скальными утесами, мощным потоком круто поворачивает на 90 градусов.

На правах рекламы

Оставить Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.