Рецензия на книгу «Колосья под серпом твоим»

А мне почему-то казалось, что книга написана уже в постсоветское время, ну в крайнем случае в годы перестроечные. А оказывается, что ещё в середине 60-х Владимир Короткевич не только рискнул написать этот роман, но и совершенно официальным образом издать его. Почему мне это показалось почти невероятным? Ну, наверное потому, что в романе многие персонажи отнюдь не с любовью относятся не просто к Российской империи образца середины XIX века, но и порой проскакивают намёки, полунамёки, а то и и прямо произнесённые антирусские выражения. А ведь известно, что в советские времена понятия русский и советский были практически синонимами. Правда на той послесталинской волне шестидесятничества появились книги авторов других народов Советского Союза, да и писатели из союзных республик и других народов и народностей державы стали печататься в большем количестве… В общем, тут я совершенный дилетант и могу сейчас много чего напутать… Просто как-то у меня подспудно и неосознанно было такое ощущение 🙂

Колосья под серпом твоим

Колосья под серпом твоим

Многослойная, многоэтажная книга. Казалось бы, автор повествует нам о судьбе белорусского паренька-юноши из знатного княжеского рода — начиная с 11-летнего его возраста и закончив первую часть романа спустя десятилетие (если по хронологии, то 1850—1862 гг.). День за днём и поступок за поступком рассказывает читателям Короткевич, поворачивая калейдоскоп событий то так то эдак, и в результате картина получается многоцветная, красочная, детальная и, говоря кинематографическим языком, покадровая. И такая детализация совсем не случайна, потому что прослеживая самые мелкие дела и поступки главного героя книги, а также всех окружающих, сопутствующих и препятствующих ему лиц, мы понимаем, каким образом из мужиковатого и простонародного мальчишки-княжича вырастает тот, кто станет одним из заметных деятелей революционно-восстанческих событий в Польше и на берегах Днепра в 1863 году…

В романе, начиная примерно с трети его объёма, всё сильнее и, я бы сказал, всё яростнее начинает проступать линия национально-народно-белорусская. Тут вам и вопросы самоопределения народа, и проблемы признания белорусской речи самостоятельным языком (а не мужицкой простонародной ветвью польского говора), и вопросы самостоятельности культуры белорусского народа, и, конечно же, проблемы социального неравенства, а также и главный в таких случаях вопрос — национального самоопределения и полной независимости, или же автономии, федерации-конфедерации с Россией…

Однако, помимо революционного и национально-освободительного пафоса в книге много места и времени занимает так называемая личная жизнь парня и его окружения — тут вам и любови, и разочарования, тут и первые зверовые охоты (на волка, на волка), тут и дружеско-вражеские союзы и самоопределения, сюда же ещё изящной канвой вплетены многовековые семейные предания и хроники нескольких княжеских родов… в общем скучать некогда.

Очень подробно и вещественно, ощутимо и представимо изображены бытовые картины из жизни людей самых разных слоёв российского обществе того периода — будь то мелкая шляхта или простое белорусское крестьянство, или же интеллигентская среда в Питере и Москве, да и с царедворцами и вершителями судеб миллионов автор нас столкнёт лицом к лицу и фейс к фейсу.

И потому по масштабности этот роман очень тянет на роман-эпопею — и про времена самые разные, и про слои населения от низа до верха, и про смесь личного и возвышенного, сугубо личного и государственно-национального…

А по интересности написания и прочтения он уверенно претендует никак не меньше, чем на зелёную оценочную зону 🙂

Оставить Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.