Освобождение коек

Столичная реформа здравоохранения никого не оставила равнодушным, и самые жаркие дискуссии развернулись вокруг закрытия ряда поликлиник, увольнения медицинских работников и по поводу того, что с 1 января жители столицы (по многочисленным слухам) могут хоть каждый месяц официально менять поликлинику. Сейчас страсти уже улеглись, и «Известия» с помощью экспертов решили оценить результаты всех изменений.

Реформа здравоохранения назрела давно.  «Ни для кого не секрет, что к 2010 году мы имели изношенную материально-техническую базу отрасли, структурную и кадровую несбалансированность, отсутствие информатизации, — подчеркнула Вера Шастина, кандидат медицинских наук, главный врач городской поликлиники № 220 и депутат Мосгордумы. — Все это совершенно справедливо вызывало недовольство пациентов. Именно поэтому в 2011 году правительством Москвы была поставлена серьезная задача — обеспечить москвичам современную, доступную и качественную медицинскую помощь. И то, что происходило в течение нескольких лет — с 2011 по 2014 год, — это первый этап преобразований, который был призван привести систему столичного здравоохранения в соответствие с современными международными стандартами».

Благодаря реализации программы модернизации отрасли за последние четыре года удалось изменить многое. Так, почти во всех стационарах и поликлиниках был проведен ремонт (на это было выделено более 38 млрд рублей), кроме того, было построено 15 новых поликлиник, пять корпусов больниц и две подстанции скорой помощи. Была произведена реорганизация — созданы крупные поликлинические объединения, а поликлиники и стационары получили более 100 тыс. единиц современного и дорогостоящего оборудования. Наконец, за эти годы в Москве создали Единую медицинскую информационно-аналитическую систему (ЕМИАС). «За короткое время мы решили проблемы, которые не решались в Москве годами, — говорит Вера Шастина. — Да, еще остается проблема несбалансированности отрасли — структуры и кадров. Но фундамент уже готов. Мы заложили основу, вот это как раз и была реформа».

С вещами на выход

Однако, несмотря на все положительные результаты изменений, жители столицы в прошлом году были категорически недовольны процессом объединения поликлиник и увольнения многих медицинских работников. С ними согласны и некоторые эксперты. «Проводимые преобразования я оцениваю крайне негативно, нельзя так варварски поступать с социально значимой сферой, затрагивающей интересы многих людей, — комментирует Юрий Комаров, доктор медицинских наук, член Комитета гражданских инициатив. — Проигнорировав мнения пациентов и медицинских работников, чиновники создали укрупненные медицинские центры, что значительно снизило доступность медицинской помощи для большинства граждан. За образец они взяли не соответствующие нашим условиям зарубежные примеры частной медицины и хотели насильственным путем избавиться от многих медработников, дефицит которых даже в Москве повсеместно ощущался. То же самое относится и к необоснованно сокращенным больничным койкам, потребность в которых у нас выше, чем за границей».

Юрий Комаров считает, что единственным правильным выходом из ситуации было бы, наоборот, не укрупнение уже существующих поликлиник, а создание сети кабинетов «первичной заботы о здоровье». «С учетом потребностей и интересов большинства граждан градостроительный принцип должен быть таким: все, что относится к повседневному спросу (магазины, отдельные сервисные службы, первичная медико-санитарная помощь, начальные школы по типу американских one-room school и прочее), должно быть рядом с каждым домом в пешеходной доступности», — подчеркнул он. Ученый также отметил, что именно от правильной организации первичной врачебной помощи зависит эффективность всех последующих уровней медицинского обслуживания.

Форма и содержание

Впрочем, другие специалисты считают, что «не так страшен черт, как его малюют» и в данном случае плоха не сама реформа, а методы ее проведения. «Главная недоработка реформы здравоохранения — это то, что общественность узнала о ней слишком рано, даже раньше самих врачей, — рассказывает Сергей Шишкин, директор Центра политики в сфере здравоохранения ВШЭ. — Врачи не поняли, что с ними хотят сделать, отсюда и недовольство. Но в принципе изменения назрели давно и были необходимы: по данным Министерства здравоохранения, 30–35% пациентов, занимающих койки в больницах, могли бы быть вылечены амбулаторно. Поэтому сначала провели преобразования на уровне поликлиник, а теперь аналогичный процесс запущен на уровне больниц».

К слову сказать, больничных коек в Москве хватает в общем-то на всех: с учетом федеральных клиник обеспеченность жителей Москвы больничными койками составляла в 2012 году девять штук на тысячу человек. Это намного выше среднего показателя для стран европейского сообщества — пять коек на тысячу жителей, а в странах Центральной и Восточной Европы — 6,2. В связи с этим, по словам Анны Фроловой, координатора общественного движения «Вместе за достойную медицину», места в больницах расходуются крайне нерационально. «В России — и в Москве в частности — нередки случаи, когда, например, пенсионеры ложатся в больницу, чтобы сэкономить на лекарствах и даже на еде, — рассказывает она. — И это понятно: нужно как-то выживать. С другой стороны, такая практика ведет к необоснованной трате бюджетных средств — обслуживание одной койки стоит сейчас 3 тысячи рублей в день. Поэтому было бы логично развивать систему интенсивных курсов лечения, когда помощь человеку оказывается хоть и стационарно, но быстро и качественно. Это действенно, например, если человек попал в больницу с аппендицитом».

Эксперт в целом поддерживает изменения, однако говорит о том, что было бы лучше, если бы по каждой поликлинике и больнице можно было посмотреть конкретную статистику по количеству пациентов, специфике их заболеваний, времени, которое в среднем нужно врачу на обслуживание одного больного, и проч. «Пока же департамент здравоохранения закрывает поликлиники и больницы «вслепую», никому ничего не объясняя, — отмечает Анна Фролова. — Не хочется думать о том, что коммерсанты захотели с прибылью использовать высвобождающиеся помещения и дорогие земельные участки. Много вопросов вызывает и процесс увольнения врачей: зачем их выгонять на улицу, если можно с умом переучить? Никто не говорит, что из кардиолога надо делать терапевта, но помочь сокращенному персоналу найти новое место работы в новой системе было можно и нужно».

Результаты появятся не сразу

Самое интересное, что чиновники прекрасно понимают недостатки реформы. Со своей стороны, они просят пациентов и медиков только об одном: не делать быстрых выводов и пытаться самостоятельно осмыслить ситуацию. «Нельзя сказать, что все идет гладко, — комментирует Вера Шастина. — Есть недоработки, есть некоторые шероховатости. Можно признать, что не сразу учли некоторые нюансы. Тем не менее я считаю, что укрупнение поликлиник было правильным решением, оно позволило получить ту самую доступность к высококвалифицированным специалистам и к новейшему медоборудованию, к которой мы так стремимся. Такая же ситуация сегодня и с больницами. Мелкие больницы объединяются с крупными — например, в Боткинскую влились несколько организаций, где-то пересматривается структура коечного фонда, сейчас назрела необходимость развивать социальные койки, койки для пожилых пациентов».

Эти и другие изменения уже происходят — в рамках программы «Столичное здравоохранение на 2012–2016 годы». Результаты ее воплощения в жизнь отчасти способны сгладить шероховатости реформы. Например (это отметила и общественный деятель Анна Фролова), люди в стационарах уже не лежат столько, сколько лежали раньше, оборот койки увеличивается. Это происходит за счет того, что в столице стали чаще использовать нестандартные методики лечения, например лапароскопию (когда операцию проводят через маленькое отверстие в теле, не делая разрез). Еще одно позитивное изменение: в Москве уже действуют 28 сосудистых центров, куда доставляют больных с инфарктом, которые тут же получают коронароскопию и шунтирование. Современное оборудование появляется и в поликлиниках: все чаще КТ и МРТ можно получить «здесь и сейчас», не записываясь за месяц на рентген в центральную больницу.

Кстати, и врачи в итоге не остались на улице: правительством Москвы было принято решение о выплате им, а также медсестрам и младшему персоналу компенсаций. Это было сделано по инициативе Совета главных врачей города. Сумма выплаты составляет 500 тыс. рублей. Кроме того, был создан Центр содействия трудоустройству медиков. «Туда почему-то не очень охотно обращаются, — отмечает Вера Шастина. — Мне это непонятно. Тем более что специальности, которых в Москве не хватает, — это участковые врачи, терапевты, врачи общей практики, рентгенологи, анестезиологи. Город выделяет очень большие средства — около 3 миллиардов рублей — на то, чтобы люди переучивались, чтобы они получали дефицитные специальности и приходили на работу в первичное звено».

Своеволия не будет

Если же перейти от проблем врачей к проблемам пациентов, то сразу всплывает вопрос о том, каким же все-таки образом с 1 января надо было обращаться в поликлиники за врачебной помощью? Дело в том, что в конце прошлого года многие из лечебных заведений нагнетали атмосферу и заявляли о том, что те пациенты, которые не встанут на учет до конца года, в новом году не смогут получать полный объем медуслуг. Кроме того, появились сообщения, что с 1 января каждый житель столицы будет волен самостоятельно выбирать поликлинику и менять ее хоть раз в месяц, если качество услуг его не устраивает.

«В соответствии с федеральным законом гражданин имеет право на выбор медицинской организации, но не чаще одного раза в год (за исключением перемены места жительства или места пребывания), — разъясняет ситуацию Андрей Жолинский, начальник управления организации медицинской помощи департамента здравоохранения Москвы. — Если же гражданин до сих пор не подтвердил свой выбор медицинской организации, за ним сохраняется право на получение бесплатной медицинской помощи в выбранной ранее медицинской организации. А сделать свой выбор гражданин может в любое удобное для него время. Право на получение первичной помощи в городских поликлиниках имеют как жители с постоянной, так и временной регистрацией. А в течение прошлого года городские поликлиники сделали проверку достоверности данных регистра застрахованных лиц. Это было связано с переходом больниц на новую систему финансирования».

Андрей Жолинский пояснил, что в выбранную медицинскую организацию нужно лично или через своего представителя обратиться с письменным заявлением. Заявление доступно на сайте департамента здравоохранения. При подаче заявления нужно иметь при себе паспорт и медицинский полис. Иностранные граждане и те, у кого нет гражданства (в случае постоянного проживания в Москве), должны будут показать еще и вид на жительство, а беженцы — специальное удостоверение беженца.

У нового порядка финансирования поликлиник есть некоторые «но», о которых грамотному пациенту стоит знать. «Недоработка заключается в том, что если раньше поликлиника получала от страховой компании за конкретную уже оказанную пациенту медуслугу, то есть за количество и качество медицинского труда, то теперь поликлиника получает от страховой компании деньги на прикрепленное население вперед, — рассказывает Александр Старченко, юрист, член Лиги защиты пациентов. — Это может создать у врачей иллюзию, что раз мы деньги получили вперед «скопом» на всех и сразу, то зачем нам нужны конкретные пациенты? Они только создают проблемы. И пациент в такой модели — лишний. Получается, что даже если его примет врач-терапевт, то он может сэкономить на назначении консультации врача-специалиста или на назначении лабораторного и инструментального обследования, так как перед терапевтом встанет вопрос: если я назначу исследования и консультации, то истрачу на них средства, которые в случае экономии могли пойти мне на премию». Пока такие опасения экспертов остаются опасениями, фактов подобного поведения врачей не выявлено, однако, по общему признанию специалистов, до конца реформы еще далеко. А значит — будьте бдительны и, самое главное, здоровы!

На правах рекламы

Оставить Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*