Рецензия на книгу «Король без развлечений. Гусар на крыше»

Диалог во время урока французского: Же препаре пур мез ами жан марие ля платт чили авек ле гум э ла вьянд де «чик» (не знаю, как «курица» по-французски). — Пуле. — Это что, выходит Амели Пулен — Амели Курочкина? — А вы думали, все французские фамилии связаны с миром парфюма и высокой моды?

Король без развлечений. Гусар на крыше

Король без развлечений. Гусар на крыше

Не думали, разумеется, но определенные стереотипы восприятия Франции и всего французского имеют место быть. Галантные кавалеры, прекрасные дамы, утонченные и не слишком глубокие чувства, красиво выплетенные словеса и кружева. Много д`Артаньяна и Людовика XIV, чуть шагреневой кожи, щепотка Дамы с камелиями, рези в животе, как у Эммы Бовари, живописные лохмотья Гавроша и козочка Эсмеральды. По периферии Тартарен и где-то совсем на краю восприятия, так, что только краем глаза и можно приметить мчится Жеводанский Зверь.

У Жионо будет это все, вот как есть все! Только, как бы сказать — взглядом из такого места, где курица, которую подают к столу, изысканно приправленную сложным соусом — это та самая курица, что носилась от хозяйки по двору пару часов назад, а до того разгребала навоз. Он провансалец и певец Прованса. С грубой жизнью далеких от изысков, но обладающих несомненным чувством собственного достоинства, людей. С желанием почтительно и с любовью распутать, восстановить в памяти сложные клубки отношений общины. Почти родоплеменные.

С любовью ко всем своим героям, будь то персонаж парсипаль или вовсе малозначительный, как для рассказа, так и для жизни общины, субъект. Вьет-выплетает кружево рассказа и не вдруг замечаешь, что пальцы плетущего изрезаны нитками до шрамов, как кислотой выедены, как у кружевницы, к которой мадам Тим, Ланглуа и Сосиска едут заказать кружево на приданное невесте (а на самом деле — исполняя миссию, так и оставшуюся для меня до конца неясной). Женщина, живущая в маленьком аккуратном домике посреди скверного района, на окнах ее кованые пузатые решетки, а пространство тесно заставлено мебелью, как если бы обстановку особняка впихивали в малогабаритную квартиру. И ростовой портрет мужчины в нише.

Они оберегают ее от ненужных потрясений, судьба без того сурово с бедняжкой обошлась. Да, вдова господина В. , не иначе. Пантеист Жионо, не такую зрелищную, как Кинг и не так изысканно-интеллектуальную, как у Тартт, линию пантеизма разрабатывавший. Скорее продолжатель мейченовской линии «Великого бога Пана». Божество, которое входит в человека, отчасти и по его воле, на этих холмах. В подходящего, сильного носителя. постепенно поднимая его над окружающими, наделяя атрибутами божественной сущности. Но рано или поздно потребует платы. Королевских развлечений Жертвоприношения. Крови на снегу. Ланглуа приносит свою. Дивная книга.

Оставить Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*